?

Log in

No account? Create an account

Сюда никто силком никого не тащит.


Previous Entry Share Next Entry
Анабазис тюремный
243
andrey_cruz

Арестовали меня возле дома. Трое мужиков стояло возле белого сеата, увидели меня, чота засуетились. набежали, стали издалека кричать что я арестован. А я, значит, мусор выносил. Вид у них при этом был малость испуганный, хз почему, может потому что я выше каждого на голову, а может дали вводную какую. Сопротивляться не стал, сунул мешок с мусором одному из них и показал где помойка. Тот ничего, отнес.

Надели наручники за спину, нашли на кармане спайдерко. Старший чота начал гнать что нельзя, говорю что можно, лезвие короче тринадцати сантиметров. Тот побухтел про одиннадцать, я про тринадцать, в общем, на этом меня посадили в алтею на заднее, сдвинув переднее до упора, и повезли в Малагу. Третий, что к помойке ушел, так и не вернулся. Может, в мусоре копался.

Наручники у испанцев очень неудобные, без цепочки, руки зафиксированы жестко, поэтому, пока доехали, малость охуел. Закатили в подвал комиссарии, там уже на лифте в отдел.
Привезли почему-то в отдел по борьбе с наркотой, чем удивили, потому что где я и где наркота... Там я уже поинтересовался за что взяли. Говорят, что ордер на экстрадицию, а их просто как первых попавшихся послали. Наручники, к частью, перецепили вперед, дали позвонить жене. Потом старший вернулся с моим ножом и с разочарованным видом, кто-то ему сказал, что нож легальный. Он тока заметил, что вот так на публике на кармане носить нельзя, но я сказал что дома коробки вскрывал, а гулять ващета с мусором не планировал.
Затем опять подвал, там у них ИВС. Долго-долго брали пальцы, и электронно, и на бумажку, и опять электронно, там же сфотали фас-профиль. Забрали ремень, шнурки и даже очки, что сильно мешало. Потом отвели в обезьянник, выдав пластиковый матрас и одеяло. Спросили, хочу ли жрать, но я не хотел. Все равно принесли поднос как в самолете, сказали что может потом захочешь, или попьешь.
В общем, делать в обезьяннике нечего, я спать завалился.

Разбудили часа через три, опросили по мелочи, сказали, что еду в Марбелью. Ну, как скажете. Адвоката дали своего, но тот сказал, что в нем смысла нет, потому что по таким ордерам в Испании ровно один суд, в Мадриде, и пока я туда не приеду, и обсуждать нечего, Испания ко мне претензий не имеет.
Комиссария - это Policia Nacional (в Испании разные полиции есть), к ним никаких претензий, вежливые, даже доброжелательные. Если поссать кому из клеток - приходят на крики "Ахенте!!!" сразу. Одна была проблема - из караулки эхо, а трындят испанцы всегда, причем все одновременно и никто никого не слушает.
Отвезли в "арестный дом" в Марбелью, трое других оперов. И при этом все время спайдерку рассматривали по дороге, в пакетике. Я уже хотел сказать, что, мол, да стырьте уже, вижу же что нравится, у меня таких много. Но они не стырили, а "оформили изъятие" за ношение в публичном месте. Даже бумажку дали.
Там уже одинокий ахенте запер меня с матрасом и одеялом в одиночную, притащил, разогрев, ужин на подносике. Ужин хоть и из упаковки, но вполне вкусный, я чота собрался рыло воротить, а подмел до крошки в финале.
Ночь провел там. Проблема была в том, что интегрированная подушка в матрасе очень плоская, а мне с моим проблемным носом башку лучше повыше держать, так что исхитрялся. И из хат друг с другом перекрикивались и всю ночь пездели, мешали.




С утра с какой-то шпаной, пойманной на реализации травы, повезли в суд. Там уже пришли адвокаты, которых нашла жена, и от которых мы потом отказались. Дорогие и не очень толковые. Но тоже сказали, что в Мадрид я все равно поеду, потому что у судьи один хрен нет полномочий на залог и прочее.
Суда как такового не было, в присутствии клерка адвокат сказал, что меня можно отпустить и отправить в Мадрид своим ходом, а фискаль (прокурор), сказала, что нельзя, потому что решать Мадриду. Потом этот протокол отнесли тетке-судье и та написала на нем что "в Мадрид". Никто ничего другого и не ждал.
Из суда вернули в участок, но заперли уже в совсем другую камеру, отдельно от ИВС, где очень добрый толстый мент опять меня накормил и развлекал побасенками. В той камере уже и душ свой имелся, и туалет, все стерильной чистоты. Сказал, что меня в тюрьму завтра повезут, но конвой из гуардии сивиль вдруг приперся почти сразу.
Очередной обыск, затем меня запаковали в автозак. Это обычный фургончик ивеко, внутри лавки на пять человек, выход через двойную кабину, в кабине конвой. Окон нет.
Попутно заехали еще в два участка, где в одном подсадили убийцу Анхеля, а во втором наркота Кике.
Анхель: член стрелкового клуба, любитель глоков. Весь в образе крутого сикарио при этом, в партаках с ног до головы, в высоких белых носках, чиста "Латинские короли", убил кого-то из-за ссоры. Вернулся домой, взял глок, вышел и завалил выстрелом в затылок. Это он сам все вывалил, его аж перло, я по своим понятиям не расспрашивал никого. Но вообще тихий и вежливый, поначалу держался рядом со мной.
Кстати, меня там все время за какого-то босса мафии принимали, говорили с почтением и вообще заискивали. Подозреваю, что из-за привычки держать себя так, словно я тут главный, есть у меня такое качеств, часто помогает.
Кике сумел в наручниках (они у всех впереди были) достать из кармана марочку и закинуться прямо в воронке. Заодно рассказал, что в эту тюрьму во второй раз едет. В первый раз его загребли забыл за какую глупость, а в этот раз под газом вылетел на машине с дороги и влетел в витрину магазина, закрытого, к счастью. Там его взяли, проверили на дурь и сходу влепили год.
Я же скромно отвечал, что по запросу интерпола, без деталей.
Тюрьма произвела забавное впечатление. Решеток нет, их вообще старательно избегают. Стоит компашка каких-то веселых мужичков на входе, болтает, нам чуть не руки пожали всем, похлопали по спине. отвели в большую комнату на обыск, не слишком пристрастный, но толковый, там отдали все. Шнурки, ремни, очки и все вещи, забрав только деньги и документы. Документы в офис, деньги сразу на вутренний счет, сразу же выдав карточки для ларька, то есть "экономата". Сам офис типа приемной, со стойкой, при этом, внимание: на стойке вазочка с конфетками, как в банках иногда выкладывают, типа возьми и не скучай.
Тюрьма неновая, хаты обшарпанные, но при этом сотый слой краски на стенах все равно свежий. Решеток на окне нет, окно большое, можно открывать, если хочешь. Но рама стальная и между стойками все равно не протиснешься. Окно во двор, но двор просторный, и дальше вид офигенный, на горные рассветы. Но об этом позже.
Камера двухместная, только с умывальником и туалетом, душа в Алаурине не было, душевые во дворе и на первом этаже. Полки бетонные, койка двухярусная, хаты у них везде строго на двоих. Хоть мы и поздно приехали, нам тут же притаранили два горячих ужина на штампованных подносах и выдали по здоровому мешку. Там несколько мотков туалетной бумаги, полотенце, зубная щетка, паста, крем для кожи, крем для бритья, одноразовые станки (херовые), пластиковые столовые приборы, пластиковая чашка, гандоны, анальная смазка в тюбике и чота еще, чего уже не помню.
Ужин откровенно удивил не только объемом, но и качеством. Жратва вообще поражала, так в тюрьмах не кормят. Много, ни разу до конца доесть не смог, качество на уровне среднего ресторанчика, несколько блюд всегда, и, главное - за две недели моей отсидки ни одно блюдо не повторилось. Завтрак только стандартный, свежевыпеченная большая булка, масло, джемы, кофе с молоком и большой апельсин. Да, фрукты были постоянно и помногу, причем лучше чем в супермаркетах, просто садовые. Тут есть программа скупки урожая у фермеров и в результате в тюрьмы идет "чистая органика". Мандарины были вообще божественные.
Со мной в хате оставили Кике, которого всю ночь колбасило, заебал, но с утра он мне со своим опытом за экскурсовода был.

С утра все новые, человек 12, пошли на первый этаж. Да, никакого конвоирования, просто двери в хаты открыли, в коридоре разместили раздачу жратвы, выдали завтрак, приняли пакеты с мусором и раздали пустые, потом сказали что, мол, вниз идите.
Внизу кабинеты. Опрашивает врач, который сразу выдает чего надо, если есть проблемы, затем соцработники - две деревенские красавицы в мини и с декольте, на которых вся тюрьма дрочит, потом "эдукадор". Это типа штатный правозащитник, который объясняет какие у тебя права, чего можешь требовать.И потом психолог, который прикидывает в какой дальше блок тебя. Пока мы в "ингресос", то есть в транзитном блоке. Поскольку я все равно еду дальше, мне сказали расслабиться и отдыхать.
Отдыхать получалось. Во-первых было не жарко и не холодно, самая кайфовая погода, Кике из хаты отправили в блок и я три дня сидел один, что вообще хорошо.
Распорядок: будят в девять. Просто стучат в дверь, говорят в кормушку "доброе утро", надо что-нибудь ответить, доказав что ты не помер. Вставать при этом не обязательно. Затем завтрак. После завтрака всех выпускают в патио, а там на какждый блок полноценный стадион. Футбольные ворота, турнички в углу, навес для тени, душевые, окошко ларька. В ларьке готовят кофе, причем хорошо готовят, так что там тусняк как в кафе. Все страшно дешево, есть абсолютно все, вплоть до безалкогольного пива, вся нужная мелочь, есть прокат телевизоров и прочего. Там же душевые, в них заодно и стираются, а на воротах сушат.




Да, количество денег на счету не ограничивают, так что можно покупать барахло по каталогам, например, почтой все в тюрьму приходит.
Во дворе телефоны висят. Покупай карточку и звони куда хочешь, но сперва надо список номеров дать в офис. Они их активируют и дальше звонишь только на них, набирая свой индивидуальный номер зека. (Там и ксиву с фото выдали). Охрана проявляется в виде стеклянной будки, где время от времени сидит вертухай, который, скорее, больше как справочное бюро.




Большая часть внутренних работ на зеках, типа актив. Но они получают зарплату. Уборщики, разносчики жратвы, ларек, прачечная и т.д. Что-то типа 400 евро в месяц, там на эти деньги жируешь, некоторые еще и домой отсылают. Вертухаев в коридорах нет вообще, "направляют потоки" такие же работающие зеки. С охраной вообще почти не пересекашься.
Режим: после завтрака гулять, на обед обратно, потом 2 часа - тихий час, сиеста, потом гулять до 8, в 8 обратно, ужин, потом хаты закрывают, отбой официально в 9, но это личное дело, надо просто помахать ручкой вертухаю, когда он заглядывает пожелать спокойной ночи. Свет в хате включается изнутри и снаружи, если ты там сидишь и читаешь, например, то никто ничего не скажет. Но я ложился рано, потому что делать было особо нехрена и я весь день бегал кругами по стадиону и лез на турник, (к концу 2 недель отсидки вошел в такую форму, что жена офигела потом). По вечерам и в сиесту писал, закончил там "Странников".

Тюрьма в Алаурине


Три дня сидел один, отсыпался, отдыхал, физкультурничал. Вид из окна на горы, завтрак подавали как раз с рассветом. Просто офизденительный вид, охуеть. После завтрака топали в патио. В первый день встретил русского домушника Диму из Литвы. Гастролер. Сначала он сказал что случайно попался с чужим ноутом, но потом разболтался и выяснилось, что взяли его с кражи и толково. Они тут как делают при срабатывании сигнализации. Ездит по району луноход с мигалками, а за ним второй, тихо. Если кто прячется, то он машину с мигалками пропускает, а на вторую напарывается, как и произошло. Дима был пока под судом, ему запросили пять лет. Дима этим возмущался, потому что пять лет за это ему не просили ни в Германии, ни в Голландии, ни в Бельгии, ни еще где. Но обрадовался, когда эдукадор ему сказал, что он может отбывать срок в Литве. Кстати, тут приговор на суде обычно не объявляют, а приносят позже. Некоторые сидельцы как раз после суда, но еще без приговора.
Дальше возник самый колоритный персонаж - румын Николай. Вообще он цыган самого цыганского вида, не спутаешь. Толстый, круглая черная рожа, глаза маслинами. Но при этом, что характерно, испанских цыган на дух не переносил, фыркал при одном виде и вообще за людей не считал. Он сразу ко мне прилип и взялся быть экскурсоводом.
Погорел он на угонах, перепродавал, взяли большую румынскую банду. Ждал до пяти лет, но планировал выйти через два. А заодно просвещал насчет румынского бизнеса.
По дублям документов на настоящих румын румыны из Сербии (есть там такая область) едут в Германию. Там идут в банк получить кредитку. Их расспрашивают где живут, где работают, говорят типа поваром в ресторане. Машины нет, работа рядом, на велике езжу. Обычно все проходит гладко в "Шпаркассе" и, вроде, "Дойчебанке". Затем получают кредитку с лимитом до 15 косых, снимают и сваливают. Комплект документов при этом обходится в три тыщи.
Николай все время смотрел мне в глаза и говорил: "Вот ты как банкир выглядишь. Если бы ты туда пришел, тебе бы сто тыщ лимита сразу бы дали.. а? Как думаешь?"
Цыгане появлялись, но их сразу в отдельный блок перекидывали.
Был мужик-проповедник, который чудом излечился от рака и теперь нес Слово Его зекам, а заодно всех угощал кофе, сигаретами и прочим.
Потом мне подсадили интересного персонажа, испанца, высоченного и с очень широкой задницей, а рожа почти без щетины. Но сильный что пиздец. Попал за взлом банкомата, вторая ходка, до этого сидел за драку с полицией. Он меня познакомил с пересылаемой знаменитостью.Хорхе Реаль Сиерра, венесуэлец, присутствует в сериале "Наркос". Был пилотом у Пабло Эскобара, возил порошок. Потом завербовался ЦРУ, работал в Колумбии на них. Затем уехал в Испанию, написал бестселлер. "Los vuelos del silencio". Потом деньги с бестселлера закончились и сел за двойное убийство с целью ограбления. Сбежал, не вернувшись из увольнения, попался и его везли на новый суд. Все очень гордились, что в блоке аж два писателя.


Хорхе Реаль Сьерра

Затем мне в хату подкинули китайца, замороченого на цигунах и прочем, который сразу начал учить меня правильному дыханию и какой-то гимнастике, но я особ не вникал. Но за сутки он достал привычкой щелкать ногтями, они у него длинные.
Испанцы мерзли. Блять, я от жары подыхал, ходил в одних шортах, а они в куртки кутались во дворе.
Много мароканцев, но в основном обиспанившихся. Была троица творивших намаз в углу двора и все. Публика все время менялась, блок транзитный, но Николай просидел со мной всю неделю там.
Пришел новый адвокат. На свиданку провели через всю тюрьму. Общая зона напоминала дом культуры, все стены завешены творчеством зеков, но доминировала в сюжетах обнаженная натура. Не удивился. Вели без наручников, вертухай просто болтал, шел рядом, атмосфера расслабленная.




Адвокат, Родриго, оказался на удивление толковым. Нашел мне его партнер по бизнесу. Несмотря на репутацию аса, он взял с меня в два раза меньше чем запросили те, от каких я вообще никакой пользы не ждал после первой встречи. Передал вещи, к радости моей, заодно уверил в том, что позиция у нас могучая, а в Мадриде меня ждет его партнер, Хуан Карлос Санчес Перибаньес,который вообще все выигрывает (и не обманул, забегая вперед).
К тому времени уже смог звонить домой, как-то успокоил жену, рассказал, что сижу в санатории. Но все равно извелась, на нее страшно смотреть было после того, как я вышел.
Потом появился интересный персонаж, английский гангстер, за убийство и пять покушений на убийство. Я спросил, мол как так, что такой рейтинг херовый? Говорит, что стрелял по толпе конкурентов из револьвера 357. На шесть выстрелов один двухсотый и остальные живы остались. Но возмущался, что ему хотят тридцать лет дать. И еще выражал неудовлетворение тем, что его потом отправят в Гранаде в шестой блок, это для особо опасных. Хз, я как-то не понял удивления.
Познакомился с бывшим болгарским спецназовцем, прекрасно говорившим по-русски. Кстати, при разговоре о своем правителстве начинал хрипеть от злости, но его на второй день отправили дальше.
В последнюю ночь услышал топот высоких каблуков в коридоре, отчего малость прихуел. С утра в блоке обнаружились два транса в женском. Одно длинное как баскетболист, бразильское, говорит женским голосом, второе короткое и жирноватое. И тут же мне рассказали, что недавно попалили блокового главного, который как-то харил транса-филиппинца в кладовке. История любви получилась. Недолгой.
Через неделю отправили и меня. За день до этого отключили от телефона, чтобы я не мог усроить засаду на маршруте следования, на следующее утро приехал большой автобус типа туристического, но разделенный на каморки, дистанционно открывающиеся. Под вещи выделили модную "морскую сумку" с эмблемами гуардии сивиль, а в дорогу выдали пакет со жратвой, фрукты и большую бутыль минералки, чтобы не скучал. Сиденье пластиковое. типа как на стадионах, а так нормально. Окна - типа дуршлага, дырками насверлены. И повезли в Гранаду, в очередной транзит.

Хаен

Вместо Гранады привезли на одну ночь в Хаен. Тюрьма маленькая и старенькая, но по обыкновению все очень чисто. И такое ощущение, что почти пустая. Кормежка, правда, все равно на уровне.
В хату подсадили черного из Ганы. Звали его (реальное имя) Бенджамин Франклин. За что сел - чистый цырк. У него раньше в Малаге был "локуторио", это такой офис, где международные телефоны, интернет, ксероксы и прочее, раньше были популярны. Так вот из его локутории рассылались нигерийские "письма счастья". Однажды приехали менты и всех загребли, кроме тех кто рассылал. Его не взяли, но бизнес закрыли. А потом, через несколько лет, вдруг предъявили обвинение. И при этом в чем обвиняют - хрен поймешь. Просто в том, что айпи его лавочки. Прочитал ему лекцию как настраивать адвоката, пусть тот требует хотя бы конкретного обвинения. Потому как отказывать в обслуживании он тоже права не имел, дискриминация получается. Думаю, что если совсем не облажаются, то он выйдет. Зато список купившихся на письма от нигерийских адвокатов был аж на три листа мелким шрифтом.
Утром из Хаена поехали в Мадрид, получив опять по мешку жратвы в дорогу.

Навалькарнеро




Забыл название первой мадридской тюрьмы (вспомнил Навалькарнеро) но в ней познакомился с русским Славой из Краснодара, давно живущим в Испании. И Слава - это нечто. Мы так вместе и тусовались до последнего дня, плюс его сокамерник, румынский хлопец со статьей за убийство, вроде из самозащиты. Вырвал у кого-то пистолет и пальнул в ответ. Лет семь ему дали, что ли. А так он мелкий жулик, специализировался на кражах из банкоматов, когда ставят на окошко выдачи дополнительный приемник и тот деньги заныкивает.
Слава же с подельником промышлял вооруженными ограблениями торговцев наркотой. Одевались полицией, ломились в дома, те убегали или получали люлей, товар забирался и реализовывался оптом англичанам. Брали только кокаин. И тут облом вышел: группа латиносов уже работала на ментов, в хате стояли камеры и подслушка. А эти туда вломились, удивились что никто не бежит, но все равно всех измудохали и кокс увезли. Через пару месяцев их нашли и взяли, приговор еще не объявили, но он ждал до пятнадцати.
Слава человек криминальный по природе, у него вообще так мозги устроены. Из России он сбег, разведя какой-то банк под чеченской крышей, подельников его чехи завалили а он сдернул. Вроде начал приличный бизнес, но дальше понеслось. Держал клуб-бордель, скупал по черному алмазы в Африке, потом перешел на грабежи. Боксер, в тюрьме вел спортзал.
Рассказал про тюрьму в Толедо. Он туда сам попросился ввиду каких-то удобств по своему делу (в Испании можно просить сменить тюрьму), а попал... короче, там держат всех половых террористов со всей Испании.Один старый гомосек сидел за убийство папы, который сказал, что он не гей, а этот самый, кого называть нельзя. Второй сидел за скотоложество с последующим ритуальным сожжением животных. Короче, Слава запросился оттуда на второй день. Сначала на блок жаловался, но ему сказали, что его еще в самый приличный посадили.А потом согласились и перевели в Аранхуэс, Мадрид, куда и я ехал.
У Аранхуэса, со слов всех, репутация хорошая, тюрьма новая и все такое. Но об этом позже.
Со Славой мы вообще по спорту приударили, ну и юный румынец заодно.
В Навалькарнеро сокамерником был какой-то развеселый алжирец, тока курил много, а так вполне себе хороший сосед. От свинины отказывался, пытался отчуждать в мою пользу, но столько не сожрешь. Подавали ее, к слову, очень хорошими эскалопами.

Аранхуэс


Финальная тюрьма. Сразу видно что новая, все чисто и блестит. Решеток стесняться перестали, но все декоративные. Организовано толково, строить никого не надо (там вообще построений нет), а все распределяются естественным путем. По приезду и уезду во всех тюрьмах сканирование отпечатков, так регистируешься.
Вертухаи вежливые, только на обыске, а так на выдаче имущества и прочем зеки. Распоряжался там всем ну очень голубой гватемалец, хорошо говоривший по-английски. Слава сразу сказал, что хлеб у него из рук не возьмет, но он хлеб и не выдавал. Зато много помогал в ориентировке. Сидит три года, платят за работу 400 в месяц, плюс свободное перемещение по тюрьме.
Сначала отправили в транзитный, ингресос, до распределения. Подселили в хату героинового наркомана на реабилитации, но нормального, престарелого хиппи, вегетарианца и очень добродушного. Там ему раз в день выдавали метадон, а еще трижды в день на него нападал убирунчик и хата блестела как котовы яйца. Все мясо он передавал мне, но опять же много получалось. Жрачка была выше всяких похвал.
Сама хата как всегда на двоих, новенькое все, бетонные полки сделаны очень умно, получается у каждого свое для вещей и для каждого отдельный письменный стол. Пластиковые стулья, садовые. Туалет, умывальник, душ, очень удобная подсветка. Хороший вид из окна :)




В тюрьме огромный стадион с беговыми дорожками и трибунами, там блок на блок играют и вообще соревнования всякие, плюс отдельный двор-стадион на каждый блок. Большой, то есть футбольное поле и доржка вокруг умещаются. Баскетбольные щиты.
Упомянутый гватемалец появился на развозе ужина по хатам, но ничего не трогал, там все в штампованых подносах уже, раздача была лишь в Алаурине. Вертухаев видели всего два раза в день.
Минус - в ингресос маленький дворик, раз там народу мало и сидят недолго.
Опять к соцработникам, психологу, эдукадору и врачу на опрос. Слава просил нас вместе упаковать, но отказали. Ему на общий режим (каким я раньше сидел), а мне на облегченный.
Через два дня вечером (выходные были до этого) повели по окончательным блокам. Всего их там 20. Есть строгий, для тех, у кого вообще ума нет, есть общий. Есть отдельный блок для цыган, отдельный для наркотов. Кто беспроблемный и "встал на путь исправления", для тех существуют "модулос респектос" и вообще расконвойка, когда люди работают в городе и в тюрьму приезжают ночевать. Ну и при нормальном поведении есть отпуска дней до пяти.
Я попал в восемнадцатый. Сначала не понял что за тусняк. Началось собеседование, стали выясняь куришь или нет, на каких языках говоришь. Пожилой такой дядек опрашивал. Потом они держали совет, решая, с кем мне будет сидеть хорошо. Выбрали оптового наркотраффиканта-голландца, потому что тот не курил и болтал на английском свободно. Потом я выяснил, что это "совет блока", тут демократия.
Блок живет как коммуна. Хаты всегда открыты кроме ночи, можешь хоть гулять, хоть у себя сидеть. Народу уже много, четыре этажа. Разные. Черные, арабы, испанцы, голландец, два чеха, поляк. Еда уже в столовой. Столовая с телевизорами, цветами, блюда на выбор. Стадион, спортзал, кинозал, "комнаты творчества", телефоны везде.




Уборка блока по графику, висит на стене. Кто за лестницу отвечает, кто за коридор и так далее. В камере телевизор (прокатный, 16 евро в месяц), радио. То есть внутри периметра свобода полная. Проблем и драк нет, никто не хочет менять расслабленый режим на другой, переведут в момент. Режим не приговором опрделяется, а администрацией. Хотя контингент очень разный, по мордам видно. Но опять же Испания, повальная расслабуха и все такое. Рулят всем выборные, преимущественно хозяйственными вопросами и связью с администрацией. Вертухаи на первом этаже в стеклянном павильоне, вежливые, всегда помогут если что.
Голландец сидел семь лет, за кокаин оптом, возмущался, что дали много. В Нидерландах за такое года три, а выйдешь через шесть месяцев. Но так нормальный сосед, в Москве не раз бывал.Ну и с двумя нарко-чехами притусовался.
Можно работать. Работа тупая, чеснок чистить, платят сдельно, потогонки нет. Сколько хочешь заработать, столько и начистишь. Хоть вообще не чисть. Многие работают, чтобы время шло быстрей, плюс лишняя пара сотен запросто закрывает все возможные запросы по ларьку. Работа в самой тюрьме в дефиците, там много людей не нужно.
Сообщили, что с утра в суд, после подъема сразу вниз. Там нас упаковали в центральном блоке во что-то вроде аэропортовского зала ожидания, и оттуда цывильные гвардецы на воронках повезли кого в какой суд.
В суде камеры на двоих, опять с матрасами и одеялами. Постоянно вызывали то тут расписаться, то там, потом какие-то анкеты заполнили. Что удивляет, так то, что среди выводных полицейских много совсем молодых девчонок откровенно небрутального вида. Все опять же мило и вежливо, хоть в коридорах в наручниках. Зовут только по именам, громовержцев не изображают.
Затем суд. У дверей зала встретил Карлос, адвокат, сказал, что все будет пучком.
Зал маленький. Судья, секретарь, фискаль (прокурор) и адвокат. Судья чуток порасспрашивал про чем занимаюсь и как живу, потом фискаль, дама, сказала, что она решительно требует отпустить меня до суда под обязательство явки. Адвокат не возражал. Судья согласился. Все заняло пять минут. Меня спустили в камеру, там какой-то мужик разъяснил, что надо отмечаться в полиции раз в месяц, после чего отвезли с остальными в тюрьму, а там через двадцать минут освободили.
И вот ту случился первый косяк - мои документы и кредитки забыли переслать из Алаурина, и я оказался на улице, за пределами Мадрида, почти без копейки в кармане. Дали хоть телефон позвонить, дозвонился жене, а та догадалась вызвонить "лимузин-сервис" в Мадриде и договориться с ними по своей кредитке. За мной прирулила машина с шофером в галстуке, тот выдал мне чуток налички в конверте, довез до автостанции, убедился, что я купил билет и уехал на автобусе. И утром в Марбелье меня уже встретила жена. Ну и все.


Выводы:

Тюрьма и в Испании тюрьма. Вроде и смесь детского сада с санаторием, но сидишь. И мне кажется, что она умней тюрьмы российской. Почему? Очень просто:
Тюремные понятия появились как ответ на ментовское гнулово, это ни для кого не секрет. В российской тюрьме, а так же любой другой с жестким режимом, происходит противопоставление зеков и администрации. Та их плющит, те ее ненавидят. В Испании такого нет. Режим определяется не приговором, а именно администрацией, то естьчем спокойней ты и чем меньше бузишь, тем свободней живешь. Этим дорожат. Отношение к администрации тоже спокойное, она тебя не строит постоянно, а взамен получает ровное отношение.
Тюрьма не используется как средство помощи следователю, заплющить тут невозможно, а пресс-хаты вроде тех, что были в СИЗО 4 в Москве, где осужденных убийц-пожизненников специально держали, не отправляя на этап, невозможны в принципе. То есть, еще и объективность следствия в какой-то степени гарантируется.
Рецидивистов в процентном отношении тут куда меньше чем в России. И, кстати, меньше всего в Норвегии, где тюрьма вообще самая свободная. Отчего так? Вот тут бы и подумать. Строгость наказания, получается, рецидивистов плодит, выстраивая менталитет и криминальные связи. То есть ты уже выходишь врагом системы, это основа заложена. Здесь же закон воспринимают не как способ тебя заплющить, а как нечто, обо что ты сам башкой ебнулся. Ну, будь умней, чо.
Тут даже расконвойные почти никогда не убегают, потому что лучше досидеть в нормальных условиях, чем потом перейти в другой режим и мотать дополнительный.
Очень четкая система контроля при этом на входе-выходе, то есть пронос запретного очень затруднен, а вот купить можно почти все нужное. Нет формальной демонстрации "вот ты тут ничто, а я тебя строю". Нет построений, частых шмонов, про рукоприкладство никто не слышал. Да и система минимизирует контакты, некого рукоприкладствовать.
Не знаю, политика это или нет, но конвой и охрана всегда выглядят добродушными, хотя работают как надо. Никто не ищет конфликтов на пустом месте. Смысл приговора в том, что ты изолирован от общества, а не в том, что тебя должны сколько-то лет гнуть до предела, превращая в животное. И вопреки глуповатому мнению о том, что "боятся лишь строгого наказания", как я уже сказал, рецидивистов намного меньше. Тут тюрьма не злобит, а скорей успокаивает. Плюс масса программ с возможностью получить профессию и так далее. Типа как в санаторий тебя насильно заперли и напутствовали: "Расслабься, угомонись, подумай спокойно".

Конец



  • 1
> И мне кажется, что она умней тюрьмы российской
сложный вопрос. вот скажем, как будет себя чувствовать человек, у которого изнасиловали и убили дочь и он знает, что насильник и убийца комфортно себя чувствует в тюрьме-пансионе и кушает "ананасы и рябчиков"?

=как будет себя чувствовать человек, у которого изнасиловали и убили дочь
Можно еще предложить ордалий проводить. Мол, божий суд и всё такое.

наверное лучше чем если он будет знать что насильник и убийца на зоне в большом авторитете и насилует в пукан молоденьких зеков.

насильники, как правило, авторитетами не становятся. и вообще, это уже второй коммент намекающий на смертную казнь.

как же не становятся? если из хорошей семьи то еще как становятся.

сомневаюсь. и любой в России усомнится. так работает общественное мнение - никто не знает точно, но любой так считает.

прошу прощения, но вы действительно считаете что ворам в законе грузино-еврейско-чеченского происхождения так уж важно общественное мнение борщей?

вас вообще в какую-то степь унесло.
прочитайте исходный коммент: речь именно про мнение людей. мнение преступников вообще никто не спрашивает и не интересует как и мнение петрушки или укропа в борще.
для того, чтобы люди примирились с тюрьмами-пансионами, они должны считать преступников убогими, больными людьми. но больных людей нужно лечить.

это вас унесло не в ту степь так как вы начали сравнивать Испанию и РФ с её понятиями, да еще и нахваливать систему РФ, где преступники страдают.

у вас большие проблемы с глазами и пониманием собеседника.
я вообще не сравниваю Испанию и не нахваливаю какую-либо систему.
я не говорю, что что-то плохо, а что-то хорошо.
я просто обращаю внимание на определённое общественное отношение к подобной системе тюрем-пансионов. должен быть определённый поворот в сознании людей - например они начнут считать преступников больными людьми нуждающимися в лечении.
ферштейн?

  • 1